понедельник, 30 июня 2014 г.

top of the top

Для настроения в понедельник -- пикник на вершине пирамиды, 20-е гг.

mohammed ali mosque

Мечеть Мохаммеда Али в Каире обладает удивительной особенностью -- с нее открывается вид на весь Каир. 

 


Источник: https://www.facebook.com/CSEgy

a bridge to whenever

Мост Абуль-Эла между районами Замалек (Zamalek) и Булак (Boulaq), который был демонтирован с обещанием повторного возведения и превращения его в культурный форум. Но этого так и не произошло. Фото 50-х гг. прошлого века.

a thousand emotions

Невзирая на всю ожидаемую тяжесть от первого дня рабочей недели, обязательно взгляните на следующие фотографии. Они непременно вдохновят. Все фотографии кликабельны (как всегда) и представлены Photito Travel

Бедуин разжигает огонь, на котором потом сварит чай
(прим.: в Египте варят чай, а не заваривают, как в Европе)
Для многих пирамиды -- бесспорная достопримечательность, однако,
если ты живешь рядом с ними, они становятся повседневным фоном. 
Хозяин верблюда прерывается на молитву.
Величественный Сфинкс возвышается на заднем плане.
Бетонные джунгли.
Мечеть Аль-Азхар -- место не только для молитвы, но и настоящее
царство покоя и тишины. Многие стремятся убежать от шумных
улиц и спрятаться в стенах мечети. 
Юноша изучает Коран в мечети Аль-Азхар.
Местные жительницы отдыхают рядом с парком
Аль-Азхар в предсумеречное время.
Молодые люди отдыхают в садах парка Аль-Азхар на закате.

воскресенье, 29 июня 2014 г.

the january 25 revolution

Так уж сложилось, что мое нынешнее воскресенье тесно связано с политическими событиями в Египте. За окном +28, постобеденный город вяло провожает на своих проспектах одинокие автомобили, а я упиваюсь исследованием политического насилия под чашку крепкого кофе с молоком. Здесь без сопутствующих рассказов. 

Поэтому хочу поделиться краткой предысторией такого события, как "25 января". Многие, кто не интересуется ни Египтом, ни политикой, навряд ли слышали об этой дате, разве что из редких репортажей по каналу "Россия 24" в далеком 2011 году или в связи с совершенно внезапными потрясениями в 2013. 

"‎الشعب يريد إسقاط النظام = The people want to bring down the regime" = "Люди требуют смены режима"
"إرحل يعني إمشي يا إللي مابتافيهيمشي = Leave (in Classical Arabic) means leave (in Egyptian Arabic) in case you don't understand me" = "Оставлять" (в литературном арабском языке, фосхе) означает "покидать" (в египетском диалекте) в том случае, если ты не понимаешь меня. 


Вдохновленные событиями в Тунисе, жители Египта собрались протестовать 25 января, в национальный день полиции, призывая к прекращению коррупции, несправедливости, изменению неблагоприятных экономических условий в лучшую сторону, а также к падению тридцатилетнего режима Хосни Мубарака. Уличные демонстрации стремительно переросли в национальное революционное движение, которое в 18-дневный срок свергло Мубарака и его Национальную демократическую партию (National Democratic Party; NDP). В самом начале восстания массовые выступления в таких городах, как Каир и Александрия, особенно с момента оккупации центральной площади Свободы (Тахрир) в столице, столкнулись с репрессиями, произволом полиции и сторонников правящего на тот момента режима. Однако египтянам удалось сломать стену страха и выстоять в уличных боях. 

27 января правительство отключило Интернет и приостановило услуги мобильной связи по всей стране. 

Тем не менее, восстание продолжалось, и в конечно счете армия приняла решение не выступать против протестующих. Слабые уступки Мубарака -- назначение главы службы разведки Омара Сулеймана на пост вице-президента 29 января; формирование нового кабинета министров 31 января; а также утверждение самого Мубарака в том, что ни он, ни его сын Гамаль не станут баллотироваться на пост президента по истечению срока в сентябре 2011 года, не смогли удовлетворить требования египетского народа. Таким образом, 11 февраля в "День отправления" (Friday of Departure) Мубарак окончательно сдал свои полномочия. Верховный совет вооруженных сил (SCAF), возглавляемый Тантави, взял под контроль власть в Египте, а затем распустил законодательный орган и приостановил действие конституции.

Это было начало великого пути, как тогда думали многие египтяне. 

Я предлагаю просмотреть видеоролик, посвященный песне-призыву к действиям 25 января 2011 г. 


А далее следует, пожалуй, мое любимое видео о 25 января, который я демонстрировала на семинаре в г.Краснодаре 2013 года. Тогда я внимательно наблюдала за реакцией аудитории, которая варьировалась от полного непонимания и удивления до отвращения и страха. 


a timeless cairo

Последние дни сопровождаются временным коллапсом -- его не хватает ровным счетом ни на что. Каир все так же вдохновляет, впрочем, новости о повторяющихся взрывах тревожат. Египетская столица переживает очередную веху в новой истории, и когда-нибудь великая Аль-Кахира обязательно избавится от всех помех и преград на своем пути. 

Количество закладок в моем браузере с папкой "Cairo" стремительно растет. Еще немного, и читателей ждет вереница интересных постов, и моя долгожданная подборка instagram-аккаунтов с неповторимыми деталями городской мозаики. 

А пока изображение для воскресного настроения: 
Каир -- аквариум, или все же муравейник?

вторник, 17 июня 2014 г.

Ittihadiya palace

Избегая политического контекста церемонии инаугурации нового президента Египта, речь пойдет об историческом и знаковом месте в Каире -- дворце Иттихадийя (Ittihadiya).  

В отличие от не менее известного дворца Кобба (Qubba), Иттихадийя никогда не был королевским, хотя сделать таковым было в планах правительства. До того, как он получил статус президентского дворца в 1958 г., здание насчитывало с полвека необычайной истории. Многочисленные книги, хроники, газеты, фотографии и открытки сохранили облик нынешнего дворца как Палас Отель Гелиополис (Palace Hotel Heliopolic). Отель был заложен в 1910-11 гг., основываясь на главных принципах архитектуры эпохи нео-мамлюков, которые и сформировали оригинальный стиль Гелиополиса. Здание спроектировано бельгийским архитектором Эрнестом Джаспером. Совместно с Александром Марселем, Джаспер лично спроектировал купол дворца. 

В свое время роскошный Палас Отель Гелиополис соперничал с качеством услуг и элегантностью стиля других отелей, например, Шепардс (Shepheard'S; не сохранился) и Континенталь (Continental; сохранился, не функционирует), которые располагали видом на сады Азбакийя (Azbakia) и площадь Оперы (Opera square), равно как и с Мена Вилла Отель (Mena Villa Hotel) у подножия пирамид, и Отель Семирамида (Semiramis Hotel; не сохранился), который одновременно строился магнатом Чарльзом Баелером (Charles Baehler) с видом на Нил вблизи моста Каср Эль-Нил (Qasr El-Nil). Но ни один из этих отелей не получил статус дворца, за исключением Палас Отель Гелиополис. Невзирая на все то многообразие иностранных высокопоставленных гостей и глав государств, проживавших в отелях, лишь Палас Отель Гелиополис стал единственным претерпевшим существенные изменения в своем функционале во время мировых войн. Дважды он был преобразован в военный госпиталь для британских солдат. 

В 1958 году правительство Египта выкупило отель у прежних владельцев и начало реализовывать план по превращению его в каирский муниципалитет.  Однако план был не столь удачным, так как политическое руководство страны во главе с Гамалем Абдель Насером увидело, что муниципалитет следует создать на берегу Нила напротив Египетского музея. Таким образом появилось известное здание в стиле модерн по проекту архитектора Махмуда Риада (Mahmud Riad), которое было сожжено в 28 января 2011 г. в "пятницу гнева". 

Наконец, в 1972 г. некогда бывший отель приобрел новую для него функцию -- дворца. Он стал штаб-квартирой Объединенной Арабской Республики. Отсюда и пошло название Иттихадийя (в переводе с арабского -- "союз") и Уруба палас (Palace Uruba; в переводе с арабского -- "арабизм"). С тех самых пор Иттихадийя превратился в офис всех президентов Египта, и в дальнейшем -- в президентский дворец в Гелиополисе. 








Последняя цветная открытка является редкой. На ней представлен внешний овальный элемент дворца, который когда-то был банкетным залом. Он расположен в самом центре дворца по той же оси, что и входной портал и купол. Открытка времен строительства здания. Фотографии интерьера того периода крайне раритетны. 

Палас Отель Гелиополис был рассмотрен в ряде статей и книг, однако, его история до сих пор не полностью изучена. Как и другие королевские дворцы и гранд-отели в Египте он достоин отдельной книги в честь своего 125-летия в следующем десятилетии.

Текст и фотографии: Ола Р. Сеиф.
На основе статьи: Cairo hotel that became a presidential palace

пятница, 13 июня 2014 г.

another personal story of cairo

Безусловная любовь к городу ни на что не похожа. Ты просто возвращаешься туда, где было оставлено то ли сердце, то ли воспоминания. В этом случае не существует границ и предрассудков -- нет понятия, что лучше, -- Запад или Восток. Безусловна любая сторона света. 

Все фотографии кликабельны. 



вторник, 10 июня 2014 г.

cairo tower (1979)

Когда ваши друзья неожиданно попросят привезти сакраментальный магнитик на холодильник из Каира, скорее аутентичный, нежели ширпотребный и сделанный в Китае, вам вряд ли удастся отыскать таковой. Потому что его попросту не бывает. Скажем, с главным символом современной столицы Арабской республики Египет, -- Каирской башней. Вы обязательно обнаружите всевозможные разновидности Бастет и Анкх на рынке Кхан-эль-Кхалили, во многих случаях даже с надписью "Шарм-Эль-Шейх" или "Красное море", но вот Каирскую башню -- никогда. 


Каирская башня, 1979 г.

суббота, 7 июня 2014 г.

denis dailleux: some cairo photos

В этом посте я уже публиковала некоторые фотографии Дэниса Дайлё (Denis Dailleux). Есть немногословное продолжение, оставляющее странное послевкусие от его безусловно талантливых работ. Для полноты ощущений я добавила два предыдущих снимка. 






пятница, 6 июня 2014 г.

cairo in history (1956)

Так складывается, что я все чаще и чаще нахожу раритетные цветные фотографии Каира и Египта середины XX века. На них запечатлен другой, кажется, никогда не_существовавший город, -- чистый, зеленый, спокойный. 






cairo through the lens

Больше всего Каир привлекает меня своей повседневной жизнью: уличными сценами, обветшалыми стенами зданий, случайными прохожими, попавшими в кадр; колоритными торговцами и одиноко сидящими фигурами, монотонно перебирая в памяти все имена Аллаха. Фотографии кликабельны.